По данным Исполкома и Экономического совета СНГ (2015 г.) в Туркменистане сохраняется жёсткая система госрегулирования всех секторов экономики и финансовой системы.

Например, зарубежные компании не допускаются в состав акционеров местных компаний, которые в своем подавляющем большинстве, государственные. Государство наращивает госинвестиции в большинство отраслей, а также в жилищно-коммунальный сектор, здравоохранение, науку, образование, создаёт респектабельные курортно-туристические объекты, максимально используя для этого доходы от экспорта газа (до 8% объема этого экспорта приходится на КНР), нефти, нефтепродуктов, каракуля, шерсти и шерстяных изделий, кожсырья, черной икры, хлопка и хлопкосодержащих продуктов. По темпам развития нефтегазохимии, машиностроения и, в целом, перерабатывающих отраслей Туркменистан с начала 2000-х годов занимает первое место в экс-СССР.

Государство прямо или косвенно регулирует цены и тарифы на преобладающее большинство товаров и услуг, принимает меры по ограничению экспорта из страны любого сырья.

Предприятиям предоставляются налоговые и другие льготы для стимулирования переработки сырьевой продукции. Столь же жёстко регулируется инвалютный курс нацвалюты. Причем в последние 2-3 года государство поощряет взаиморасчеты с другими странами/инофирмами в нацвалютах.

Национальные коммерческие банка в стране практически отсутствуют, а существующие - прямо или косвенно контролируются Нацбанком.

Сравнительно небольшая численность населения, его компактное размещение на территории страны, невысокий уровень потребительских требований большей части населения, в сочетании с преимущественно одноэтническим составом населения (свыше 85% туркмены), существенно облегчают проведение государством упомянутой социально-экономической и финансовой политики.

Ашхабад, например, не допустил создания на своей территории транснациональных нефтегазовых консорциумов (в отличие от Российской Федерации, Азербайджана, Казахстана, Узбекистана), и практически все контракты с инофирмами предусматривают их участие в развитии переработки добываемого/производимого сырья любого профиля. Скажем, на просьбы российского бизнеса увеличить экспорт туркменского хлопка, Ашгабад отвечает предложениями по увеличению экспорта в РФ продуктов первичной или глубокой переработки местного хлопка.

Сравнительно низкая себестоимость практически во всех секторах экономики, с учетом низкой стоимости местной рабочей силы, - главные привлекательные факторы для иноинвесторов.

Туркменистан выступает за создание интеграционного экономического объединения прикаспийских стран. Этот проект, в качестве регионального Сообщества, выдвинул Иран еще в середине 1990-х) и, в его рамках, - за создание «кольцевой» общекаспийской железнодорожной сети, создание которой недавно началось в Азербайджане, Иране, Казахстане и Туркменистане.

В то же время, Ашгабад против зоны свободной торговли с кем-либо, полагая, что до создания таких зон должны быть «выравнены» уровни конкурентоспособности национальных отраслей. В интеграционном же плане Туркменистан подразумевает, прежде всего, технологическую и межотраслевую кооперацию, по аналогии с принципами формирования в конце 1940-х - 1950-х годов Совета экономической взаимопомощи СССР и большинства соцстран.

А. Чичкин.