КРИЖАНОВСКАЯ Марина Анатольевна - «Важно, чтобы в дружественных нам руках находились регионы, в которых имеются месторождения металлов, нефти и других ресурсов, регионы, которые представляют собой стратегическую ценность,

имеют значительный промышленный потенциал, значительные людские ресурсы и организованные вооруженные силы, а также регионы, которые в силу политических и психологических причин позволили бы США оказывать большое влияние на мировую стабильность и безопасность» – говорилось в докладе от 21.04.1947 г. Координационного комитета США, отобразившем интересы США в послевоенном мире[1]. По мнению американского руководства, паритетное партнерство военно-политической машине США не могли составить ни его союзники в Азии и Европе, ни ООН: новые региональные державы были недостойны сотрудничества и считались не созревшими для автономности в решении региональных и мировых дел.

Ближний Восток в целом и Персидский (или Арабский) залив в частности всегда представляли собой один из самых нестабильных геополитических театров мира. Данный регион являлся и будет являться сферой политических и экономических интересов Соединённых Штатов, в котором разворачивались события союза США и шахского Ирана, Арабских эмиратов и Саудовской Аравии. На протяжении длительного времени США осуществляют там своё постоянное военное присутствие и «поддержание стабильности».

По мнению Сэмюэла Ф. Хантингтона, после окончания «холодной войны» Америка оказалась в состоянии дисбаланса «возможностей и свершений»[2]. США, обладавшие непомерными амбициями и наиболее сильной экономикой в мире, после исчезновения глобального противника в лице СССР, были вынуждены пойти по пути осознанного уменьшения собственного потенциала. Но возросшие амбиции и внутриполитическое развитие обуславливали необходимость не поиска возможностей для достижения цели, а поиска цели для использования американской мощи к её достижению. Но прежние цели, такие как распространение демократии, свободы и справедливости, уже не могли выполнять роль реального «катализатора» американского глобального первенства. Только после серии четырёх терактов Соединенные Штаты обрели, наконец, образ «идеального врага» в лице международного терроризма.

Администрация президента США Б. Клинтона разработала доктрину «двойного сдерживания» в целях изоляции иракского и иранского режимов, предусматривавшую два условия:

1) вооруженные силы США должны были находиться в зоне Персидского залива в целях обеспечения перманентного давления на Иран и Ирак;

2) Саудовская Аравия совместно со своими соседями в бассейне Персидского залива должна выступить в качестве военного противовеса Ираку и Ирану.

Также в интересах США находилось нераспространение оружия массового поражения, преимущественно ядерного. В 90-х годах XX в. ключевая цель Соединенных Штатов в регионе Персидского залива заключалась в принуждении Ирана и Ирака к признанию их доминирующего положения и препятствовании восстановлению этим странам собственного потенциала. В первую очередь США пытались не допустить того, чтобы те получили ядерное оружие, применяя для этого как ограниченные военные меры, так и масштабные экономические санкции.

Революция 1979 года в Иране привела к установлению исламской республики и тем самым изменила модель взаимодействия глобальных держав с региональными игроками такими как Иран. Из наиболее лояльного союзника Иран превратился в ключевого оппонента США, из защитника сложившейся региональной системы - в основную угрозу региональному статус-кво.

 

Абрис наших дней

Для Соединенных Штатов не приемлемо, что Иран становится весомой силой в регионе: участвует в делах Сирии и Ирака, влияет на ситуацию в Йемене, перевооружается и становится сильным модернизированным государством на Ближнем Востоке, а самое главное - самостоятельным. Выход США из ядерной сделки и санкции против России и ближневосточных стран призваны не столько подорвать ядерную программу Ирана, сколько заставить страну сократить свою внешнеполитическую и внешнеэкономическую деятельность.

Европа наращивает свои экономические связи с Ираном – у того есть все шансы стать для неё поставщиком энергоресурсов. В 2016 году Иран заключил с европейским бизнесом договоренности на общую сумму в 40 миллиардов долларов, причем договоренности касаются множества промышленных сфер, в том числе стратегических. Кроме того, Исламская Республика активно сотрудничает с Россией, она намерена и далее развивать торговые отношения.

Президент ИРИ Хасан Рухани заявлял, что «потенциал давления США на Иран иссяк, ситуация по сравнению с прошлым, 2018, годом улучшилась». Американские власти ввели жёсткие санкции против ключевых областей экономики Ирана, желая изменить его поведение, объявили КСИР (Корпус стражей Исламской революции) – террористической организацией, а Иран в ответной реакции объявил Центральное командование Вооруженных Сил США – террористической организацией, а сами Штаты – спонсором терроризма. Д. Трамп заявлял, что надеется избежать войны с Ираном, в свою очередь руководство ИРИ также высказалось против развязывания военных действий.

Но 13.06.19 в Оманском заливе были атакованы 2 танкера японской и норвежской транспортных компаний (Kokuka Courageous, Front Altair), перевозившие топливо в Юго-Восточную Азию. Атака на танкеры была произведена во время проведения переговоров в Тегеране премьера Японии Синдзо Абэ и аятоллы Али Хаменеи. В этот же день Д. Трамп заявил о неготовности США заключать с ИРИ новое соглашение по СВПД (при усиленных стараниях Ирана сохранить ядерную сделку и поддержать свою экономику).

14.06.19 Центральное командование Вооружённых сил США приняли решение направить в Оманский залив ракетный эсминец «Авраам Линкольн» в связи с «атакой» на танкеры.

17.06.19 США в «миротворческих» целях из-за иранской «угрозы» объявили о решении дополнительно отправить на Ближний Восток контингент американских военнослужащих численностью около 1000 человек. Ранее, после инцидента у берегов ОАЭ с атакой на нефтеналивные танкеры, США заявили об отправке военных численностью до 1500 человек.

20.06.19 в территориальных водах Ирана был найден беспилотный самолёт MQ-4C Triton, принадлежащий США. Корпус стражей Исламской революции утверждают, что американский беспилотник был сбит в Ормузском проливе после нарушения им воздушного пространства Ирана, но США утверждают, что он был сбит в международном воздушном пространстве. Министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф опубликовал карты с отмеченной траекторией и координатами полёта американского БПЛА, линиями территориальных вод Ирана, линиями иранских радиосигналов и точкой удара по беспилотнику[3].

США, Великобритания и Израиль обвиняют Иран в причастности к нападениям на танкеры, Европейский Союз не поддержал американскую трактовку инцидента в Оманском заливе, Российская Федерация призывает воздержаться от преждевременных выводов и от осложняющих ситуацию с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД) шагов[4].

 

Возможные последствия

Старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сажин выразил мнение, что «американцы стремятся к нулевому экспорту иранской нефти. Насколько это возможно, трудно сказать сейчас. Но урон в любом случае, даже если до нуля дело не дойдет, будет нанесен очень сильный. Этого боится Тегеран, и делает все возможное как в дипломатическом, так в пропагандистском плане, чтобы каким-то образом снизить жесткость этих американских инициатив»[5].

США бессмысленно бороться с Ираном без поддержки на Ближнем Востоке, а, значит, ещё долгое время возможно видеть противостояние Ирана и США в лице его союзников Саудовской Аравии, ОАЭ и Израиля.

Нельзя с уверенностью утверждать, что США заинтересованы сохранять враждебность в американо-иранских отношениях. Любое сближение в будущем должно основываться на обоюдном признании стратегической заинтересованности в стабилизации политической обстановки вокруг границ Ирана. Представляется на сегодняшний день, что США заинтересованы в сильном конкурентоспособном, пусть и религиозном, Иране, но экономическое противостояние этих двух стран политическими методами ещё будет продолжаться.

 

Библиография

  1. Емузова Э.А. Развертывание нового мирового порядка сквозь призму монетарной концепции // Теория и практика общественного развития. 2015. № 20. С. 152.
  2. Huntington S. The Erosion of American National Interests // Foreign Affairs. 76. 1997. № 5. Р. 44.
  3. https://www.ivran.ru/articles?artid=13189 – сайт Института Востоковедения РАН [дата обращения 18.06.19]
  4. http://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3690107 - сайт Министерства иностранных дел Российской Федерации [дата обращения – 20.06.19]
  5. https://twitter.com/JZarif/status/1142436757801197568 - Twitter-аккаунт Министра иностранных дел ИРИ Мохаммада Джавада Зарифа [дата обращения – 22.06.19]
  6. Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы.М.: Международные отношения, 1998. 216 с.

 

[1]                         Емузова Э.А. Развертывание нового мирового порядка сквозь призму монетарной концепции // Теория и практика общественного развития. 2015. № 20. С. 152

[2]                         Huntington S. The Erosion of American National Interests // Foreign Affairs. Vol. 76. 1997. № 5. Р. 44.

[3]             https://twitter.com/JZarif/status/1142436757801197568 - Twitter-аккаунт Министра иностранных дел ИРИ Мохаммада Джавада Зарифа [дата обращения – 22.06.19]

[4]                         http://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3690107 - сайт Министерства иностранных дел Российской Федерации [дата обращения – 20.06.19]

[5]                         https://www.ivran.ru/articles?artid=13189 – сайт Института Востоковедения РАН [дата обращения 18.06.19]