В Касабланке и близлежащей Мохаммедии сосредоточено более половины промышленных предприятий страны, здесь производится две трети ее промышленной продукции.

В этом районе представлены почти все отрасли промышленности, получившие развитие в Марокко: пищевая, текстильная, кожевенная, металлообрабатывающая, химическая, фармацевтическая, деревообделочная и мебельная, целлюлозно-бумааная, полиграфическая, а также нефтепереработка и производство строительных материалов. Наиболее крупные предприятия Касабланки - сахарорафинадный завод, чаеразвесочная и табачная фабрики, пивоваренные, консервные заводы, текстильные фабрики французских и марокканских фирм, обувные фабрики фирмы «Батя», завод «СОМАКА», собирающий легковые автомобили из импортируемых узлов и деталей, завод «Берлие», выпускающий грузовики, шинный завод американских компании «Дженерал Тайр», завод металлической тары франко-марокканской фирмы «Этаблиссман Карно», стекольные к цементные заводы. В Мохаммедии расположен нефтеперегонный завод итальяно-марокканской компании «САМИР», хлопчатобумажная прядильно-ткацкая фабрика и завод металлической мебели.

Промышленному развитию Касабланки способствовало редкое сочетание благоприятных факторов. Сырье здесь дешевле, чем в других районах, особенно то, что ввозится из-за рубежа через Касабланкский порт. Город с населением, переваливший за миллион человек, - самый крупный в стране рынок товаров широкого потребления. Будучи центральным транспортным узлом, в частности автомобильных и железных дорог, Касабланка не испытывает особых трудностей в сбыте своей продукции. Основные иностранные и местные фирмы, коммерческие банки, строительные предприятия - все это, как и наиболее квалифицированная рабочая сила, сосредоточено в Касабланке. Вполне понятно, почему частные инвеститоры продолжают предпочитать Касабланку, несмотря на все усилия государства, пытающегося изменить промышленную географию страны в интересах более равномерного развития всех её районов.

Другие промышленные очаги значительно уступают комплексу Касабланка - Мохаммедия. Так, на промышленный центр Сафи приходится уже всего четыре процента промышленной продукции. Крупнейшее предприятие Сафи - химический комбинат. Но всемирную известность этот портовый город приобрел своими сардиновыми консервами. Рыбопромышленные фирмы имеют каждая свой собственный траловый флот, хорошо оборудованные консервные заводы и парк грузовых автомашин, доставляющих улов в Сафи в тех случаях, когда сардина уходит южнее, к Эссауире, и следующие за ней рыболовецкие суда вынуждены освобождать свои трюмы вдали от заводских причалов. Некоторые рыбоконсервные заводы Сафи, а их около сорока, чтобы не простаивать в «мертвый сезон», переходят на выпуск фруктовых и овощных консервов.

В Рабате, Фесе и Марракеше промышленность занимает скромное место. На каждый из этих городов приходится три процента промышленной продукции. В пригородах Рабата имеются мукомольные заводы и текстильные фабрики. Фее - второй после Касабланки центр текстильного производства. Марракеш специализируется на обработке оливок и консервировании овощей и фруктов.

Кенитра - менее крупный, но сравнительно развитый в промышленном отношении портовый город. По объему продукции он соперничает с Рабатом, Фесом и Марракешем, хотя и уступает им по числу рабочих. В Кенитре работают две бумажные фабрики, небольшие текстильные, мебельные, металлообрабатывающие предприятия, молокозавод, табачная фабрика.

В других значительных городах страны расположены преимущественно мелкие предприятия местного значения. Это в полной мере относится к Мекнесу, Тетуану, Танжеру и Уджде.

Сахарные и винные заводы

В то же время целый ряд промышленных объектов, играющих весьма важную роль в марокканской экономике, возник вдали от крупных городских центров. Фактически все винные заводы находятся в сельской местности, среди виноградников. Сахарные заводы, работающие не на импортном сырье, строятся там, где культивируется сахарная свекла. Вблизи плодовых плантаций выросло немало консервных заводов. Лесопилки, естественно, расположились в лесных районах, особенно в Среднем Атласе. На почтительном расстоянии от городов работают гидроэлектростанции. По всей стране разбросаны многочисленные горнодобывающие предприятия. Большинство из них связано с мелкими населенными пунктами. Шахтерский город Хурибга, насчитывающий несколько десятков тысяч жителей, представляет собою единственное исключение из правила.

Добыча полезных ископаемых

Ведущей отраслью марокканской промышленности считается добыча полезных ископаемых. Минеральное сырье - это почти 85 процентов экспорта страны по весу и свыше 30 процентов по стоимости, это около 25 процентов доли национального дохода, получаемой от промышленности.

Фосфориты/фосфаты. Главное богатство марокканских недр - фосфориты. Их разведанные запасы оцениваются в 21 миллиард тонн, а некоторые французские источники утверждают, что они превышают 40 миллиардов тонн, составляя 60 процентов мировых запасов. Марокко вывозит получаемые из фосфоритной муки фосфаты в тридцать с лишним стран, покрывая значительную часть потребностей мирового рынка в этом ценнейшем сырье для химической промышленности, особенно для производства удобрений. В мировой торговле фосфатами Марокко принадлежит первое место, но его доля постепенно сокращается, несмотря на постоянный рост производства: в 1959 году она достигла почти 40 процентов при добыче и экспорте порядка 7 миллионов тонн, а в 1969 году упала до 28,6 процента, хотя добыча составила 10,7 миллиона тонн товарного (то есть очищенного и высушенного) фосфата, а экспорт - 10,2 миллиона тонн. Сказывается усиление конкуренции, прежде всего со стороны американских компаний. Свои излишки они направляют на традиционные для Марокко западноевропейские и средиземноморские рынки. Объем поставок фосфатов из США постоянно растет, приближаясь к марокканскому уровню. Цены падают, причем американцы их умышленно сбивают, продавая свой товар дешевле. Особым предметом беспокойства марокканцев стала перспектива «освоения» империалистическими монополиями богатейших фосфоритных месторождений (свыше 10 миллиардов тонн), открытых в 1964 году в Западной Сахаре, продолжающей оставаться под властью испанских колонизаторов. Сообщение о том, что к этим месторождениям подбираются некоторые американские фирмы, вызвало возмущение в Марокко, потому что Западная Сахара считается здесь исконной марокканской территорией, незаконно оккупируемой Испанией. Тем не менее, марокканский экспорт фосфатов неуклонно растет. В 1970 году он составил 11,2 миллиона тонн.

У марокканской фосфатной промышленности есть немало своих преимуществ, позволяющих ей выдерживать самую сильную конкуренцию. Основные месторождения расположены сравнительно недалеко от таких портов, как Касабланка и Сафи. Пласты залегают близко к поверхности, глубоких шахт пока рыть не нужно, а в ряде мест возможна добыча открытым способом. Тонна марокканского фосфорита после просушки содержит 700-800 килограммов фосфата кальция. Себестоимость тонны - 6-7 долларов при рыночной цене в 10-11 долларов. Вся добыча полностью монополизирована «Шерифским управлением фосфатов». Организация эта государственная. Ее главная задача - получение максимума иностранной валюты, ради чего она готова поступаться прибылями и идти на снижение цен. Эта отрасль хозяйства очень перспективна. Эксплуатация фосфоритных месторождений в Марокко началась в 1921 году, и до сих пор использована лишь ничтожная часть запасов.

Разработка фосфоритов ведется в бассейне Уляд-Абдун (Плато фосфатов) площадью до 2 тыс. квадратных километров. В 1969 году из зоны Хурибги и Уэд-Зема, где находятся основные разработки, по железной дороге в Касабланку и далее морским путем в зарубежные страны было вывезено 8,4 миллиона тонн сухих фосфатов высокого качества, в 1970 году - 9,3 миллиона тонн. Второй, почти такой же обширный бассейн - Гантур - расположен юго-западнее первого, за рекой Ум-эр-Рбия, протянувшись примерно на 150 километров с востока на запад, от ее притока Тессаут до города Юссуфия. У этого города фосфориты начали добывать только в 1931 году, на десять лет позже, чем в Хурибге. Качеством они здесь похуже, пользуются меньшим спросом на внешних рынках, и добыча их в последнее время не растет: 2,2 миллиона тонн - в 1969 году, 2,1 миллиона тонн - в 1970 году. Вывозятся фосфаты Юссуфии через порт Сафи. Связь с этим портом, где выстроен химический комбинат, сделала Юссуфию основным поставщиком фосфатов на внутренний рынок: комбинату требуется ежегодно 200-250 тысяч тонн сырья.

В том же бассейне Гантур, в его центральной части, в настоящее время рождается еще один крупный очаг добычи фосфоритов - Бенгерир. Его освоение началось в 1968 году. В 1972 году предполагается добыть здесь 2 миллиона тонн, а в 1980 году - 10 миллионов тонн.

Было время, когда фосфориты копали вручную, ссыпали в мешки и отправляли в Касабланку на осликах. Сейчас это почти полностью механизированное производство. Извлекаемую из земли породу подвергают специальной обработке, превращая в продукцию высокого качества.

«Столица фосфатов» Хурибга - зеленый городок, окруженный карьерами, шахтами, серыми горками пустой породы и заводами, на которых фосфат доводят до нужной кондиции.

Из четырех разведанных пластов, лежащих один под другим, разрабатывается пока только первый. В тех местах, где он выходит наружу, взрывают динамитом верхний слой, шагающие экскаваторы расчищают карьер и обычные экскаваторы начинают выбирать фосфоритную породу, по внешнему виду похожую на серый мелкозернистый песок. В галереях подземной добычи, проложенных на глубине от двадцати до пятидесяти метров, главное орудие - отбойный молоток, но применяется и обыкновенная кирка. Из шахты на завод добытая продукция подается ленточным конвейером. Такие же конвейеры подведены и к карьерам. Густая сеть асфальтированных дорог позволяет осуществлять часть перевозок многотонными грузовиками-самосвалами. На заводе породу просеивают в вибрационных установках, очищая от известняка, кремня, других примесей. Потом сушат на солнце и окончательно обезвоживают в медленно вращающихся огромных цилиндрических «духовках», продуваемых подогретым до 600 градусов воздухом. В результате этой операции фосфат теряет свои 16 процентов влаги. По требованию некоторых заказчиков его подвергают прокаливанию при температуре 900 градусов. Остатки посторонних примесей удаляются путем повторного просеивания. Очищенный сухой «песок», содержащий 74 процента трехкальциевого фосфата, поступает в хранилища, а оттуда по железной дороге - в Касабланкский порт.

Фосфаты - первая статья марокканского экспорта. На них приходится четверть поступлений иностранной валюты от внешней торговли. Они основа и будущее национальной химической промышленности. С ними, как с источником удобрений, связано развитие сельского хозяйства. Фосфатная промышленность - крупнейший потребитель электроэнергии, различных видов твердого и жидкого топлива, продукции марокканской обрабатывающей промышленности, поставляющей «Шерифскому управлению фосфатов» до 90 процентов необходимого ему оборудования. Производство фосфатов дает работу и хлеб тысячам рабочих семей, а если учитывать всех, кто так или иначе причастен к нему, то получится, что с этой отраслью промышленности связана жизнь миллиона человек.

Однако горная промышленность Марокко не ограничивается добычей и переработкой фосфоритов. Уже в XI веке эта страна была экспортером некоторых металлов в Европу, особенно в мусульманскую Испанию. Сейчас здесь эксплуатируется целый ряд месторождений железа, свинца, цинка, марганца, кобальта, меди, сурьмы, а также плавикового шпата, барита, каменной соли, всевозможных глин, мрамора, гипса, каменного угля, газа, нефти. Обнаружены признаки вольфрама, молибдена, висмута, хрома, никеля, олова.

Добыча цветных металлов

Добыча цветных металлов и иного ископаемого сырья, кроме фосфоритов, до сих пор остается большей частью в руках иностранного, преимущественно французского, капитала, хотя марокканское государство и обеспечило себе некоторую долю участия почти во всех горнорудных компаниях, функционирующих на территории страны. Проблема овладения национальными ресурсами стоит в Марокко не менее остро, чем в других арабских странах, но к ее решению здесь подходят с большой осторожностью из опасения подорвать правительственную политику поощрения иностранных инвестиций в национальную экономику. К национализации рудников марокканское правительство прибегает лишь в самых крайних случаях, когда возникает альтернатива: либо ожидать, когда иностранная компания выберет остатки наиболее богатой руды и прикроет предприятие, либо брать дело в свои руки, финансировать из государственного кармана реконструкцию производства и использовать все наличные запасы, в том числе и те, от освоения которых под предлогом нерентабельности отказывается иностранная компания.

Основные железные рудники расположены в Рифе. В 1967 году они были национализированы. Марокканский экспорт железкой руды превышает 800 тысяч тонн в год. Разведанные запасы - 20 миллионов тонн.

Магнитный колчедан, или пирротин, добывается с 1965 года на шахте Кеттара, поблизости от Сафи (300-400 тысяч тонн в год). Пирротин поступает на химический комбинат в Сафи, где используется в процессе изготовления удобрений - тройного суперфосфата и фосфата аммония. Пирротиновая «зола» идет в отвал и сохраняется до поры до времени. Дело в том, что из этой «золы» можно получить, если будут построены соответствующие заводы, до 150 тысяч тонн железа и 3 тысячи тонн меди в год.

Разведанные запасы медной руды незначительны. Ежегодный экспорт концентрата немногим более 10 тысяч тонн. после ввода в строй рудника Тазалагт в Анти-Атласе предполагается довести экспорт до 30-40 тысяч тонн.

Добыча металлургического марганца (с 50-процентным содержанием металла) менее чем за десять лет сократилась почти в сорок раз: с 266 тысяч тонн в 1963 году до 6,9 тысячи тонн в 1970 году. В настоящее время действует только один рудник Имини в Высоком Атласе, недалеко от Уарзазата, где налажена химическая обработка руды, позволяющая получать концентрат двуокиси марганца с содержанием металла от 75 до 89 процентов. Производство «химического» марганца, находящего сбыт в Соединенных Штатах и Франции, составило 112 тысяч тонн в 1970 году.